Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

В представлении «Сделка ОПЕК++» завершился первый акт

В представлении «Сделка ОПЕК++» завершился первый акт
13.04.2020

Страны-производители нефти ОПЕК++ в результате совещания 9-10 апреля 2020 года договорились о согласованном сокращении добычи. В мае и июне добыча сократится на 10 мбд, с 1 июля до конца года − на 8 мбд, с 1 января 2021 года и до апреля 2022 года − на 6 мбд.

Представление завершилось эффектной сценой. Мексиканская мадам наотрез отказалась сокращать добычу на положенные Мексике 0,4 мбд. «100 тбд – и ни капли меньше», − заявила она, как и положено, через Твиттер. Члены ОПЕК++ предложили компромисс − сокращение на 350 тбд. Снова «нет» Тут добрый президент Дональд, чтобы «спасти» сделку ОПЕК, милостиво согласился взять на США мексиканскую квоту сокращения в 250 тбд. С учетом того, что США вообще не являются стороной сделки, что обещано сокращение от неизвестной даты и уровня добычи, и что за неделю с 27 марта по 3 апреля производство нефти в США и так снизилось на 600 тбд, возникает полное ощущение театрального представления. Сцена с г-жой Росио Нале и г-ном Дональдом Трампом отлично дополняет шок от способности участников конференции предвидеть на два года вперед (до апреля 2022 года) объемы мирового потребления нефти.

В конце текста размещены таблицы сокращений для каждой страны. Рекомендуем их сохранить, чтобы потом оценить провидческие способности участников конференции.

На телеконференции министров энергетики 10 апреля страны "большой двадцатки" (G20) договорились о создании группы «по мониторингу мер реагирования на ситуацию на энергорынке». Еще один бюрократический перл − «мониторинг мер реагирования». Когда-то по-простецки просто мониторили рынок, сейчас − «меры».

Любопытен разброс оценок происшедшего: от «блестящая победа России» до «#Путинслил», и от «абсолютно бессмысленного действа» до «этого будет достаточно».

Переизбыток сырья, да и практически любых товаров на рынке, − совершенно стандартная ситуация, обычно она описывается как «волки-зайцы». Когда много зайцев, быстро размножаются волки, съедают зайцев, вымирают от голода, что снова позволяет зайцам размножиться. И цикл повторяется. На рынке ситуация с переизбытком предложения всегда заканчивается одинаково: цены падают, наиболее слабые компании уходят с рынка и их поглощают более сильные игроки, способные пережить падение цен и спроса. Эти циклы интересны только участникам рынка, обычно они даже не попадают в неспециализированные СМИ.

Правительства традиционно не считают необходимым вмешиваться в процессы балансировки спроса/предложения, предпочитая отпускать их на волю рыночной стихии. Но нефть − особый товар, и мы наблюдаем активное вмешательство правительств в ситуацию.

Пессимисты настаивают, что соглашение ОПЕК++ не может изменить фундаментальных рыночных процессов. Цена на нефть падает с 2008 года, что особенно хорошо видно на графике в «постоянных долларах» («сегодняшних деньгах»).


Источник: World Oil

Надеться на рост цены, утверждают пессимисты, не имеет смысла, наоборот, цена должна и дальше падать, так как снижается потребление ископаемых энергоресурсов и их значимость в мировой экономике. Колоссальные расходы мейджеров на возобновляемую энергетику доказывают это лучше всего.

В текущем году благодаря вирусной истерии спад потребления окажется просто катастрофическим для нефтедобывающих стран. В мартовском мониторинге Сколково представлена занимательная подборка все ухудшающих прогнозов спроса.


Компания Trafigura оценивает падение рынка в 35 мбд − одна треть мирового спроса. Встречаются и более пессимистичные цифры − до 40%. Поэтому имеют второстепенное значение любые договоренности о сокращении добычи на 10 мбд, они лишь чуть замедлят наполнение нефтехранилищ перед окончательным падением цены нефти. Глава МЭА Фатих Бироль: «Сокращение добычи нефти в объеме до 10 мбд, которое ОПЕК и другие производители будут обсуждать, все равно приведет к росту запасов на 15 мбд во втором квартале».

Прогнозы цены также не дают повода для оптимизма. Вот три сделанных в разное время прогноза цены Brent Оксфордского института энергетических исследований. В прогнозе от 24 марта $40 за баррель обещают лишь через полтора года.


Источник: Oxford Institute for Energy Studies

В сценарии агрессивного роста добычи $40 за баррель вообще ожидается только к 22 году.


Источник: Oxford Institute for Energy Studies

Неопределенность ситуации позволила исследователям проявить максимум фантазии. В еще одно варианте они предсказывают ценовое дно Brent через 6-7 месяцев, а потом резкий взлет. 


Источник: Oxford Institute for Energy Studies

Такой сценарий возможен, так как сейчас начнется относительно быстрое выбывание с рынка производителей дорогой или неудачно расположенной нефти. В «Татнефти» обещают продержаться только пару-тройку месяцев. Готовы остановить добычу российские малые компании. В 1998 году в Казахстане при цене Urals FOB $19 глушили скважины.

Процесс выбытия с рынка нерентабельной добычи неизбежен, но как он пойдет, предсказать невозможно из-за вмешательства внеэкономических факторов. Российские нефтяники дружно заявляют, что могут заглушить месторождения, но возобновление добычи обойдется очень дорого. Глушить скважины им могут просто-напросто запретить, а доплачивать до рентабельности из бюджета, используя практику ФРС − печатать столько денег, сколько надо, и еще столько же.

В Wood Mackenzie, используя собственную платформу Wood Mackenzie Lens, построили модель объема нерентабельной добычи при разной цене нефти. При цене на нефть марки Brent в $35 за баррель выручка от 4 миллионов баррелей в сутки (4%) от мировых поставок не покрывает издержки производства и долю правительства. Цифра возрастает до 10 миллионов баррелей в сутки (9%), если цены упадут до 25 долларов США за баррель.

 

Источник: Wood Mackenzie Lens

Выбытию мощностей будет способствовать падение инвестиций, по оценке Wood Mackenzie глобальные расходы могут упасть более чем на 25% в годовом исчислении. По оценке Сколково, группа из 40 мировых компаний, занимающихся разведкой и добычей, уже сократила свои капитальные затраты на 25,5 млрд долл. с уровня 2019 г. (-35%).

На цену нефти как минимум еще несколько месяцев будут оказывать влияние запасы, накопленные в период низких цен. По данным S&P Global Platts хранилища близки к заполнению.

 

Источник: spglobal

Когда к началу лета хранить нефть будет негде, как раз и ожидается самое низкое падение ее цены. В довершение неприятного, превышения предложения над спросом в Оксфорде ожидают еще очень-очень долго. А второй квартал текущего года обещает стать совершенным кошмаром для производителей.



Правая шкала: изменение запасов плюс нефть в процессе доставки

Источник: Oxford Institute for Energy Studies

Общее мнение, что отказ США и Канады участвовать в сделке лишает ее реальных перспектив. Слова Трампа о сокращении добычи на 250 тбд − не более чем театральный жест, позволяющий всех участникам спектакля «сохранить лицо». У президента США нет действенных инструментов, чтобы заставить своих нефтяников согласованно сократить добычу. Ранее он честно предупредил, что даже не будет их об этом просить (право ограничивать добычу есть только у Техаса и Оклахомы). Все, что освободит на рынке ОПЕК++, как и прежде, достанется США с их бездонной бочкой ФРС и производителями, которые могут изменять добычу по собственному усмотрению.

Не случайно американские мейджеры Exxon и Chevron выступили против участия страны в сделке ОПЕК+. Сланцевая отрасль пройдет процесс консолидации, освободится от долгов, оптимизирует затраты и будет устойчиво расти, когда цены на нефть поднимутся выше уровня рентабельности. Таким образом, Россия и КСА фактически помогают своему основному конкуренту стать сильнее.

Поглощаемые мейджерами сланцевые компании просят Дональда Трампа о помощи и введении таможенных пошлин. К пошлинам его подталкивает и Канада, чья нефтедобыча грозит полностью остановиться. Но если вследствие пошлин цена на нефть внутри США окажется выше, чем в мире, второго срока у Трампа точно не будет.

В принципе, президент США может оказать финансовую помощь сланцевым компаниям, вынужденным временно остановить добычу. В качестве прецедента Трамп может опереться на пример когда-то распространенной поддержки фермеров за «непосев»: в начале 80-х годов прошлого века за счет федеральных платежей из использования было выведено примерно 25% пахотных земель. Но вряд ли это будет проделано сейчас, так как проблема переизбытка продовольствия была глобальной, а проблема нефти для США незначительна. Нефтегазовая отрасль занимает всего около одного процента в ВВП США, даже у Техаса на добычу нефти, газа, транспортировку и переработку приходится менее 10% его ВВП (экономика Аляски и Оклахомы гораздо больше ориентирована на нефть и газ).

Впрочем, сейчас ФРС заливает деньгами весь бизнес в США. За месяц в рынок из-под печатного станка влито 2 трлн долларов, и объем кредитной программы расширен до 4 трлн долларов. Что-то должно достаться и сланцевикам.

Для объективности приведем пример оптимистических оценок. Так, по мнению Александр Хуршудова, даже если реальное снижение добычи странами ОПЕК++ составит половину объявленного, этого будет достаточно. К тому же принятие соглашения ОПЕК+ остудит горячие головы биржевых медведей и приведет к некоторому росту цен, примерно до $45-50 по сорту Brent, считает эксперт. МЭА также прогнозирует рост спроса на топливо по мере восстановления мировой экономики и более медленный рост предложения, которые будут способствовать сокращению мировых запасов нефти, начиная с IV квартала 2020 года. В 2021 году спрос вырастет примерно на 6,4 мбд, прогнозируют в агентстве.

Все может быть, однако критерий истины не мнения аналитиков, от Аристотеля до Хуршудова, а реакция рынка. За четверг-пятницу цена на Brent взлетели с $33,6 за баррель до в моменте $37, но в итоге опустились до $31,8.

В нестабильные времена полезнее опираться не на текущие быстро меняющиеся экономические показатели, а на фундаментальные принципы. Поэтому в заключение приведем слова обозревателя Bloomberg Opinion Лиама Деннинга. Говоря о России и Саудовской Аравии, он отметил: «Ни та, ни другая экономика, и особенно политическая экономия, не созданы для мира, в котором нефть − это просто еще один товар, который колеблется вокруг своих предельных издержек производства».


© 2018-2020 Все права защищены.